среда, 12 ноября 2014 г.

Как бросить пить

Историю эту недавно рассказал мой абсолютно непьющий знакомый, владелец фирмы по ремонту электроники и компьютерной техники, после того, как его достали вопросами на тему, почему он не пьет. Имя я, по понятным причинам, изменил.
  Срочную Серега служил в Германии, в закрытой части с очень строгими порядками. Настолько строгими, что даже знаменитого немецкого пива за всю службу удалось попробовать дважды – один раз бутылку на троих, второй – на пятерых. Дембельнулся в конце 1990 года, отметил это дело, благо антиалкогольная компания к тому времени тихо сошла на нет – и понеслось…  За полгода дважды попадал в вытрезвитель, на работе встал вопрос об увольнении за многочисленные пьянки и прогулы, а родители уже всерьез озаботились тем, как уговорить его лечиться. Помог случай, несчастный или счастливый – это уж кто как посчитает.



 Во второй половине мая 1991 года Серега собрался в киев, на день рождения к армейскому другу – благо езды-то всего два с небольшим часа электричкой. Мать, словно предчувствуя неладное, пыталась не пустить, даже устроила скандал - ох как Серега потом жалел, что ее не послушал…
 День рождения шел полным ходом, когда Серега с другом и еще с кем-то, уже очень хорошо бухие, вышли во двор покурить.  Возле соседнего подъезда они узрели еще одну веселую компанию, в центре которой был сильно поддатый паренек с рюкзаком за плечами. Как оказалось, его провожали в армию, ждали автобус, который должен был отвезти всю компанию к сборному пункту. Естественно, Серега с другом, как не давние дембеля, не смогли удержаться, чтобы не дать новобранцу несколько напутствий и полезных советов. И само собой разумеется, что им налили. Дальше была темнота…
 Проснулся Серега на жестких нарах, оббитых дерматином.  Подумал сначала, что снова попал в вытрезвитель, но там вроде должны нормальные койки стоят, и точно не в два этажа… Да и сержант, во все горло оравший - "Подъем!",  был явно не милицейский – армейский. И только когда всех выгнали наружу и построили на плацу, Серега понял, куда он попал. Видно, вчера погрузили в автобус, как мешок с картошкой, а потом так же выгрузили и занесли…
 После построения и пародии на развод,  после которого ему с еще несколькими призывниками вручили метлы и велели мести плац, он подождал, пока начальство отвернется, забросил инструмент подальше и направился к видневшемуся вдали КПП, надеясь просто тихонько смыться. Но тут его ждал большой облом: там стоял такой заслон, что прорвать его смог бы разве что ДШБ при поддержке танков и артиллерии. И как Серега не пытался объяснить, что он попал сюда случайно, и вообще свое уже отслужил, его завернули обратно, причем с рукоприкладством.
 На обратном пути Серега присмотрелся к забору, но он был высоченный, бетонный, да еще и с колючкой сверху, а любовью к спорту Серега никогда не отличался, да и большая часть службы у него прошла в сидячем положении. А если бы и отличался – двоих пацанов, умудрившихся форсировать эту преграду, минут через пятнадцать привел на КПП совместный милицейско-курсантский патруль.
 Что ж, если не получилось на рывок – надо было попытаться вырваться законным путем. И Серега начал буквально гоняться за появлявшимися в поле зрения офицерами, пытаясь объяснить им, что он попал сюда случайно, и вообще долг Родине уже отдал сполна. Одни отмахивались и бежали дальше по своим делам, другие просто посылали, и только какой-то подполковник, в которого он вцепился мертвой хваткой, прося позвонить в его родной военкомат и решить это недоразумение, сказал, что сейчас будет построение и перекличка, и он лично проверит, и если Серега просто сношает ему мозги, пытаясь откосить, то пусть на хорошую жизнь, по крайней мере пока он здесь, не надеется.
 Перекличка действительно была, и таких, как Серега – без документов, оказалось вместе с ним семь человек. А в придачу – целая куча личных дел, владельцы которых так и не отозвались. "Великолепную семерку" отвели в штаб, завели в какую-то комнату и велели ждать. Серега уже понадеялся, что его мытарства кончились, но тут из коридора раздались голоса:
- Быстро дуй за фотографом, и чтоб сегодня же у всех были военные билеты и личные дела! Да, и завтра не забудь их на медкомиссию отправить. Хорошо хоть покупатели задерживаются, а то хоть без документов отправляй.
 - Так воскресенье сегодня, где ж я фотографа найду?
 - Хорошо, но тогда чтоб завтра с утра – как штык.
 - Есть!
 Сереге захотелось сесть на пол и завыть.
 На сборном пункте стояло несколько междугородних телефонов-автоматов, но все они были безнадежно сломаны. Попытка пробраться в штаб и позвонить домой оттуда была пресечена – опять же с применением рукоприкладства. Да еще в придачу ко всему добавились и муки голода: все прибыли, как написано в повестке, с запасом продуктов, а у Сереги всего запаса было – то, что вчера съедено и выпито за праздничным столом. В кармане, правда, были заначенные на обратный билет деньги, но в местном чопке были только засохшие бутерброды непонятно с чем и сомнительной свежести эклеры.  Ну, еще и лимонад…
 В середине следующего дня приехали покупатели, и Сереге опять захотелось завыть: они были в морской форме. А потом еще кто-то выяснил, что это Тихоокеанский флот… Правда, береговые части и морская авиация, но от этого было ненамного легче. Хорошо теперь, если с дороги удастся связаться с родителями, и его снимут с эшелона, а если нет? В части-то, конечно, со временем разберутся, но сколько этого времени пройдет и как потом добираться домой? К концу дня Серега уже почти смирился с судьбой и решил – будь что будет.
 Во вторник ему вдруг начало везти –  его угостили колбасой и домашними пирожками. А потом всех построили на плацу – приехал зам командующего округом, генерал-майор, сказать призывникам свое напутственное слово. Вышел на трибуну, побухтел о воинском долге и службе, а потом вдруг спросил, есть ли у кого вопросы. И тут у Сереги как переключатель в мозгу щелкнул: он вышел вперед, четким строевым шагом подошел к трибуне и, встав по стойке смирно, доложил:
- Товарищ генерал-майор, ефрейтор ***. Дело в том, что я уже отслужил. Вот, – стянув через голову футболку, Серега продемонстрировал генералу и всем присутствующим наколку на плече – "ГСВГ 1988-1990" с эмблемой связи в центре, про которую вспомнил только сейчас.  Генеральская челюсть упала с громким стуком.
 Потом он опять сидел в уже знакомой комнате, а здание штаба ходило ходуном, как при хорошем землетрясении. А когда все затихло – видно, генерал уехал, в комнату зашли двое – майор и подполковник.
 - Ну,  парень, позвонили в твой военкомат – все выяснилось. Пошли, проводим тебя за КПП, а то еще куда-нибудь влипнешь.
 Кто из них на пороге КПП дал ему пинка, Серега так и не узнал – пролетев несколько метров по воздуху, он, не оглядываясь, рванул куда глаза глядят, лишь бы подальше. Заблудился, потом наткнулся на телефон-автомат, к счастью, рабочий, а в кармане завалялся гривенник… Позвонил другу, кое-как объяснил ему, где находится, и тот часа через полтора приехал за ним на такси. По дороге рассказал, что его уже два дня ищут, а родители собрались подавать заявление в милицию.
 Дома друг выставил перед Серегой все, что было в холодильнике, и достал оттуда же бутылку водки. Серега глянул на нее, в голове промелькнули события прошедших дней, причиной которых она, родимая, и была, и ему реально стало плохо…
 - Нет, - помотал он головой, - я в завязке.
 PS: Насчет Тихоокеанского флота он, может, и приврал, но насчет всего остального я ему верю абсолютно.
 PPS: Еще он сказал, что пытался найти на призывном пункте того пацана, которого они напутствовали, но так и не нашел. Куда делся – непонятно…

via




Комментариев нет:

Отправить комментарий